Отношение к болезни у больного алкоголизмом и

Медико-социальные аспекты заболевания и лечения

Алкоголизм не привычка, а болезнь. Привычка контролируется сознанием, от нее можно избавиться. Пристрастие к алкоголю преодолеть сложнее из-за отравления организма. Около 10 процентов людей, употребляющих алкоголь, становятся алкоголиками. Алкоголизм — болезнь, характеризующаяся психическими и физическими изменениями в организме. Алкоголизм развивается по такой схеме:

Начальная фаза: опьянение с выпадением памяти, «затмение». Человек постоянно думает о спиртном, ему кажется, что выпил недостаточно, он пьет «впрок», у него развивается жадность к алкоголю. Однако он сохраняет сознание своей вины, избегает разговоров о своей тяге к спиртному.

Критическая фаза: утрата контроля над собой после первого же глотка алкоголя. Стремление найти оправдание своему пьянству, сопротивление всем попыткам предотвратить его желание выпить. У человека развивается высокомерие, агрессивность. Он обвиняет окружающих в своих бедах. У него начинается запой, его друзьями становятся случайные собутыльники. Он вынужден уйти с постоянной работы, утрачивает интерес ко всему, что не имеет отношения к спиртному.

Хроническая фаза: ежедневное похмелье, распад личности, помутнение памяти, сбивчивость мысли. Человек пьет суррогаты алкоголя, технические жидкости, одеколон. У него развиваются безосновательные страхи, белая горячка, другие алкогольные психозы.

Одним из характерных осложнений во время запоя является белая горячка.

Белая горячка — наиболее часто встречающийся алкогольный психоз. Она возникает обычно в состоянии похмелья, когда у пьяницы появляются безотчетный страх, бессонница, дрожание рук, кошмары (погони, нападения и т.п.), слуховые и зрительные обманы в виде шумов, звонков, движения теней. Симптомы белой горячки особенно выражены ночью. У больного начинаются яркие переживания устрашающего характера. Он видит ползающих вокруг насекомых, крыс, нападающих на него чудовищ, бандитов, ощущает боль от укусов, ударов, слышит угрозы.

Он бурно реагирует на свои галлюцинации: обороняется или бежит, спасаясь от преследования. Днем галлюцинации несколько затухают, хотя больной остается возбужденным, у него трясутся руки, он суетлив и не может спокойно сидеть на одном месте.

Другой формой психоза является алкогольный бред. Он возникает и после кратковременного пьянства, но в отличие от белой горячки не сопровождается галлюцинациями. Таких больных преследуют навязчивые мысли. Чаще всего это бред подозрительности, преследования, ревности. Пьянице, например, кажется, что против него устроен заговор. Не видя выхода из создавшегося положения, он может кончить жизнь самоубийством.

Как часто некоторые люди с гордостью отмечают у себя и своих товарищей повышенную устойчивость к спиртному, считая, что это связано с физическим здоровьем. А на самом деле повышенная устойчивость к спиртному — первый признак начинающегося алкоголизма, симптом серьезного заболевания.

Для алкоголика что рюмка, что стакан, что бутылка вина — все едино. Уже от рюмки спиртного он приходит в своеобразное состояние эйфории — возбуждения, которое только усиливает его стремление выпить, а затем последующие дозы мало меняют его внешний вид, хотя в организме происходят заметные сдвиги.

Сначала алкоголик проявляет чрезвычайную активность, пытаясь «вне очереди» выпить очередную стопку, начинает буйствовать или дурачиться. Но вот последняя капля переполняет пределы устойчивости, алкоголик «отключается» от внешнего мира, впадая в забытье. Потеря контроля за количеством выпитого, непомерная жадность к спиртному и сопровождающее это неконтролируемое, развязанное, нередко циничное поведение — стойкие признаки алкоголизма.

У пьяницы ослаблена воля — и не только к ограничению приема алкоголя, но и по отношению к другим, деловым сторонам повседневной жизни.

Нередко во время праздничных застолий можно наблюдать, как люди после выпитых спиртных напитков ведут себя развязано, их движения становятся более неуклюжими. Сразу заметно воздействие на них алкоголя. И если спросить его участников как часто они выпивают, большинство ответит, что нерегулярно.

Однако даже после однократного приема алкоголя у людей ночь проходит беспокойно, а на утро они встают разбитыми, с опухшим лицом и больной головой. Рабочий день, как правило, оказывается испорченным, а если человек по работе связан с механизмами, например со станком или автомашиной, считай, что в этот день у него резко повышен риск аварии или даже катастрофы. У работников умственного труда после приема алкоголя основательно ухудшаются мыслительные процессы, падает быстрота и точность вычислений, как говорят, работа валится из рук.

Итак, даже после нерегулярного, случайного употребления алкоголя наступают серьезные неполадки в организме, свидетельствующие о тяжелом его отравлении. Если же употребление алкоголя принимает систематический характер, человек пьет по любому случаю, выискивая любой повод, чтобы напиться, то это уже называется бытовым пьянством. Для пьяницы не имеет значение смысл праздничного события, ему безразлично одобряют ли его поведение другие.

В этой стадии приобщения к спиртному в значительной мере изменяется отношение пьющего к окружающим, к общепринятым и допустимым нормам поведения. Для пьяницы самыми близкими людьми становятся собутыльники, пусть даже они впервые оказались за одним столом. Время, место и обстановка, в которой люди пьют, теряют значение.

Таким образом, разница между эпизодическим приемом спиртного и пьянством заключается не только в количестве выпитого за один раз, но и в психологической установке пьющего.

В первом случае человек отмечает какое-либо торжественное или значительное событие, а во втором — пьет только чтобы привести себя в состояние опьянения. Если вовремя удержать человека от пьянства, это предупреждает его падение и развитие алкоголизма.

Чтобы понять развитие алкоголизма нужно знать влияние алкоголя на нервную систему.

Анозогнозия алкогольная (лат. anosognosia alcoholica) — неспособность больного алкоголизмом критически оценивать свое болезненное состояние, в том числе свою неспособность воздержаться от спиртного или вовремя прекратить пить.

Понятие отношения к болезни, которое понимается как комплекс переживаний и ощущений больного, его интеллектуальных, эмоциональных и поведенческих реакций на болезнь, лечение и взаимодействие с окружающими, у больных алкоголизмом чаще всего связывается с выраженностью алкогольной анозогнозии (отрицанием болезни). Влияние, которое алкогольная анозогнозия оказывает на течение болезни, и те трудности, с которыми приходится сталкиваться во время ее преодоления в процессе противоалкогольного лечения, привели к тому, что большинство авторов рассматривают анозогнозию как основной клинико-психологический феномен, отражающий отношение к болезни при алкоголизме.

Однако, несмотря на признание клиницистами ведущей роли анозогнозии в формировании отношения к болезни при алкоголизме, в экспериментальных исследованиях с помощью опросника «Тип отношения к болезни» было выявлено, что у этих пациентов анозогнозический тип отношения к болезни не является ведущим. По результатам этих исследований анозогнозический тип представлен наравне с такими типами, как эргопатический и гармоничный, при этом в ряде случаев гармоничный тип отношения к болезни может преобладать над другими.

Эти результаты подчеркивают неоднозначность и многомерность понятия «анозогнозия», которая только в той или иной степени присуща больным алкоголизмом и не исчерпывает всех возможных содержаний отношения больного к своей болезни, а связана с другими подсистемами отношений личности и занимает в структуре личности определенную роль.

К этим личностным структурам, непосредственно влияющим на отношение к болезни и по-разному «оформляющих» отношение к ней в целом, в первую очередь относятся преморбидные личностные особенности. М.М. Меерзон выявил 6 вариантов отношения к болезни при алкоголизме в зависимости от выраженности у этих больных разных типов акцентуаций характера: тревожно-сенситивный, эргопатический, апатический, ипохондрический, эгоцентрический и анозогнозический. Описываются и другие варианты взаимосвязи анозогнозии и преморбидных черт личности у больных алкоголизмом. При этом исследование анозогнозии как определенной формы отношения к болезни при алкоголизме, разумеется, не ограничивается только изучением ее связей с преморбидными личностными особенностями, поскольку содержательно весьма неопределенной является структура самой «алкогольной» анозогнозии, которая, несмотря на пристальное внимание многих исследователей, до сих пор осталась недостаточно разработанной с клинико-психологических позиций.

Анозогнозия рассматривается по-разному и как проявление психоорганического синдрома, и как проявление алкогольных изменений личности. Рядом авторов анозогнозия рассматривается как система психологической защиты, причем считается, что защитная функция анозогнозии связана, с одной стороны, с биологической зависимостью от алкоголя, а с другой — с необходимостью социально-психологической адаптации и вытекающей отсюда попытки избежать «клейма» больного алкоголизмом. Следует отметить, что в западной литературе, посвященной проблеме алкоголизма, понятие анозогнозия практически не употребляется, наиболее распространен термин «алкогольное отрицание». При этом, несмотря на разницу терминов, и отечественные, и зарубежные авторы сходны в определении содержания этого понятия, которое рассматривается как некритическая: оценка своего состояния, заключающаяся в отрицании как заболевания в целом, так и его отдельных симптомов. Семантическое же сходство терминов «алкогольное отрицание» и «отрицание» как название механизмов защиты свидетельствует о том, что в западной литературе алкогольное отрицание изначально рассматривалось как защитное личностное образование. Рассмотрение алкогольной анозогнозии как проявление своеобразия системы психологической защиты представляется наиболее адекватным и позволяет развести понятия отношение к болезни у больного алкоголизмом и анозогнозии. Действительно, понятие «отношение к болезни», как частное наиболее общей системы отношений личности, по В.Н. Мясищеву является комплексным и предполагает собой наличие как сознательных, так и бессознательных механизмов адаптации к болезни и роли больного, тогда как анозогнозия, является той ее частью, которая включает в себя преимущественно бессознательные процессы, представленные механизмами психологической защиты.

Исходя из этого, возникает необходимость подробнее рассмотреть именно действие механизмов психологической защиты в процессе формирования отношения к болезни, так как участие бессознательных процессов в формировании отношения к болезни является наименее изученной проблемой. Ее рассмотрение связано со значительными трудностями, ввиду того, что существует значительное расхождение относительно классификаций механизмов психологической защиты, которое связано как с нечеткостью самих определений механизмов защиты, так и иерархических связей между ними. Однако, следует отметить положения, общие для большинства авторов; защитные механизмы — это бессознательно действующие приемы и способы переработки чувств и мыслей, связанных с интрапсихическим конфликтом в движущих силах поведения, которые обеспечивают регуляцию, направленность этого поведения и редуцируют тревогу и эмоциональное напряжение. В этом участвуют все психические функции, но каждый раз в качестве защитного механизма может выступать одна из них и брать на себя основную часть работы переживания. Это могут быть эмоции (отвращение), восприятие (перцептивная защита), мышление (интеллектуализация), внимание (переключение), а также самые разнообразные виды поведения — от художественного творчества и трудовой деятельности до воровства. К защитным механизмам могут также относиться юмор, сарказм, ирония, юродство.

Помимо этого, каждый механизм применим и к конкретному случаю и к широкому классу явлений. Обычно в переживании участвует не один какой-нибудь механизм, а создается целая система таких механизмов. По мнению Д. Рапопорта, клинический опыт показывает, что защитные механизмы сами становятся предметом защитных образований, так что для того, чтобы объяснить самые обычные клинические явления, приходится постулировать целые иерархии таких защит и производных мотиваций, надстраивающихся одна над другой.

Последнее нам представляется наиболее важным, так как помогает уяснить смысл анозогнозии или алкогольного отрицания, которое также представляет собой систему, состоящую из различных защитных механизмов, играющих различную роль на каждом этапе разрешения конфликта, связанного со злоупотреблением алкоголем.

На первом этапе этого конфликта в качестве средства защиты выступает сам алкоголь, который, по мнению Де Вита и соавторов, может выступать как средство: а) защиты от сильных и несущих угрозу субъекту аффективных состояний: гнева, страха, беспомощности; б) защиты против чувства отчаяния у некоторых лиц с признаками депрессии; в) защиты от первичной тревоги у лиц, имеющих признаки дезинтегрированного «Я»; г) ослабления симптомов невротических, психотических и сексуальных нарушений.

О том, что алкоголь выступает с защитной функцией, заменяющей действие целого ряда защитных механизмов, свидетельствуют и работы тех исследователей, которые показали, что трезвенники отличаются преобладанием выраженной защитной структуры с более ригидным «сверх-Я», по сравнению с больными алкоголизмом, у которых этого феномена не наблюдается.

По мере роста алкогольной зависимости возникает конфликт иного уровня — между возросшей потребностью в алкоголе и давлением окружающей среды и представлениями о моральных и этических нормах в определенной культуре. На этом этапе возникает иная система защиты, позволяющая справляться с этим конфликтом.

Защитные механизмы, функционирующие на этом этапе, подробно рассмотрены Э.Е. Бехтелем, который описывает систему защитного поведения больных алкоголизмом, куда относит: расширение диапазона приемлемости; частичное удовлетворение потребности; перцептивную защиту, которая может проявляться в нескольких видах (игнорирование пьянства, перцептивная оценочная деформация, сдвиг акцентов, парциальная перцепция); формирование противоположной реакции; рационализация.

Аналогично описаны механизмы защиты у больных алкоголизмом в западной литературе. Их называют предпочтительной защитной структурой, состоящей из различных защитных механизмов, и считают, что они используются каждым больным алкоголизмом в различных комбинациях. В предпочтительную защитную структуру входят такие механизмы, как отрицание, проекция, мышление типа «все или ничего», минимизация и избегание конфликта, рационализация, склонность к неаналитическим формам мышления и восприятия, пассивность и самоутверждение, навязчивое фокусирование.

-Санкт-Петербург, — 1995г., – 175с. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Специальность: 19.00.04 — Медицинская психология 14.00.25 — Наркология. (На правах рукописи). Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Аннотация.
В связи с этим и была поставлена цель настоящей работы: комплексное клинико-психологическое и экспериментально-психологическое исследование структуры и типологии отношения к болезни и механизмов психологической защиты у больных алкоголизмом, в связи с задачами усовершенствования психологической диагностики и психологической коррекции.

Содержание.
Литературный обзор.
Отношение к болезни у больных алкоголизмом.
Основные представления о механизмах психологической защиты.
Механизмы психологической защиты при алкоголизме.
Материал и методы исследования.
Материал исследования.
Клинико-психологические методы исследования.
Экспериментально-психологические методы исследования.
Результаты исследований.
Результаты экспериментально-психологических исследований
Исследование особенностей интеллектуально-мнестической деятельности. Исследование мотивации потребления алкоголя .
Исследование типа отношения к болезни.
Исследование механизмов психологической защиты.
Анализ общих взаимосвязи между результатами психологических методик.
Результаты клинико-психологического исследования.
Анализ общих взаимосвязей между результатами экспериментально-психологического и клинико-психологического исследований.
Обсуждение результатов клинико-психологических и экспериментально-психологических исследований.

Стоимость данного файла составляет 10 баллов

Смотрите также

Клубова Е.Б. Отношение к болезни и механизмы психологической защиты у больных алкоголизмом

-Санкт-Петербург, — 1995г., – 175с. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Специальность: 19.00.04 — Медицинская психология 14.00.25 — Наркология. (На правах рукописи). Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Аннотация.
В связи с этим и была поставлена цель наст.

Дипломная работа — Особенности эмоциональной сферы больных алкоголизмом

Дипломная работа. – 96 с. Автор не известен.
Специальность – психология.

Аннотация.
Целью настоящего исследования явилось установление взаимозависимостей структурных компонентов самосознания, (эмоционального, когнитивного и регулятивного) и их возможного влияния на регуляцию поведения в условиях болезни.
.

Лукьянов В.В. Защитно-совладающее поведение и синдром эмоционального выгорания у врачей-наркологов, их коррекция и влияние на эффективность лечения больных

Лукьянов В.В. Защитно-совладающее поведение и синдром эмоционального выгорания у врачей-наркологов, их коррекция и влияние на эффективность лечения больных

Ташлыков В.А. Психологическая защита у больных неврозами и психосоматическими расстройствами

Курсовая работа — Психологические особенности больных с панкреатитом

Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику

— М.: Изд-во Московского университета, 1987. — 168 с.

В монографии исследуется влияние хронического соматического заболевания на психику. Формулируются общие принципы психологического изучения соматически больных, особое внимание обращается на анализ психологических закономерностей изменения психики. Рассматривается шир.

Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику

Ошаев С.А. Особенности психологической защиты и совладания у больных с пограничными расстройствами, переживших травматические события

-Томск, — 2004г., – 259с. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Специальность: 19.00.04 – медицинская психология. (На правах рукописи). Научный руководитель: кандидат психологических наук Стоянова И. Я.

Аннотация.
Цель исследования — изучение взаимосвязей и особенностей психологиче.

Ошаев С.А. Особенности психологической защиты и совладания у больных с пограничными расстройствами, переживших травматические события

-Томск, — 2004г., – 259с. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Специальность: 19.00.04 – медицинская психология. (На правах рукописи). Научный руководитель: кандидат психологических наук Стоянова И. Я.

Аннотация.
Цель исследования — изучение взаимосвязей и особенностей психологиче.

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Клубова Елена Борисовна. Отношение к болезни и механизмы психологической защиты у больных алкоголизмом : Дис. . канд. психол. наук : 14.00.25, 19.00.04 : СПб., 1995 172 c. РГБ ОД, 61:02-19/168-1

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Литратурный обзор

1.1. Отношение к болезни у больных алкоголизмом. 9

1.2. Основны представления о механизмах психологической защиты 19

1.3. Механизмы психологической защиты при алкоголизме 29

ГЛАВА 2. Материал и методы исследования

2.1. Материал исследования 37

2.2. Клинико-психологические метода исследования 41

2.3. Экспериментально-психологические методы исследования 43

ГЛАВА 3. Результаты исследований

3.1. Результаты экспериментально-психологических исследований

3.1.1. Исследование особенностей интеллектуаль-но-мнестической деятельности 53

3.1.2. Исследование мотивации потребления алкоголя 56

3.1.3. Исследование типа отношения к болезни 62

3.1.4. Исследование механизмов психологической защиты 82

3.2. Анализ общих взаимосвязи между результатами психологических методик 98

3.3. Результаты клинико-психологического исследования 117

3.4. Анализ общих взаимосвязей между результатами экспериментально-психологического и клинико-психологического исследований 123

ГЛАВА 4. Обсуждение результатов клинико-психологических и экспериментально-психологических исследований 130

Список литературы 150

Введение к работе

^ту_альность_П]роблемы.Реабилитационное направление в современной медицине, одним из самых важных принципов которого является личностный подход к больному, в отечественной медицинской психологии связанный с работами В.Н.Мясищева, подчеркивает важность изучения особенностей личности больного, его позиций по отношению к своей болезни и лечению (Кабанов М.М.,1985). В клинике алкоголизма этому уделяется особенное внимание, т.к. отношение к болезни у больных алкоголизмом является проблемой, с которой связаны значительные трудности в лечении этого заболевания. Объясняется это особым клинико-психологическим феноменом, выражающемся в отрицании существования болезни — анозогнозии. Влияние, которое алкогольная анозогнозия оказывает на течение болезни, и те трудности, с которыми приходится сталкиваться во время ее преодоления в процессе противоалкогольного лечения привели к тому, что большинство авторов рассматривают анозо-гнозию в качестве основной и определяющей составляющей отношения к болезни у больных алкоголизмом. Можно сказать, что эта проблема существенным образом влияет и на решение профилактических задач (Спивак Л.И., Поляков В.П., 1982).

В связи с значимостью этой проблемы рядом исследователей проводились попытки изучения отношения к болезни у больных алкоголизмом и, в частности, алкогольной анозогнозии, представления о которой претерпели определенную динамику на протяжении последних десятилетий. Описания этого феномена носили преимущественно теоретико-описательный характер и оказались недостаточно доказа-

тельными. Это касается в первую очередь отсутствия у исследователей единства взглядов на содержательную характеристику анозо-гнозии, которая изначально рассматривалась как следствие психо-органического синдрома (Лукомский И. И., 1960,Энтин Г.М., 1973) и алкогольных изменений личности (Познанский А.С, 1974), а впоследствии как проявление системы психологической защиты (Бокий И.В., Цыцарев С.В.,1985; Классен И.А.,Шмакова М.А.,1986).

В целом, анализ литературы показал, что до сих пор не проводилось комплексного экспериментально-психологического и клини-ко-психологического исследования отношения к болезни и специфики психологических защитных механизмов у больных алкоголизмом,включающего в себя как содержательный анализ этих феноменов, так и их связь с другими подсистемами личности (познавательными,характерологическими, эмоциональными) и выявления роли этих подсистем в формировании всей структуры отношения к болезни у больных алкоголизмом.

В связи с этим и была поставлена цель настоящей работы: комплексное клинико-психологическое и экспериментально-психологическое исследование структуры и типологии отношения к болезни и механизмов психологической защиты у больных алкоголизмом, в связи с задачами усовершенствования психологической диагностики и психологической коррекции.

Основные задачи исследования:

Изучить клинико-психологические представления о реакциях личности на болезнь у больных алкоголизмом.

Изучить влияние некоторых характеристик личности и интеллектуально-мнестических нарушений, возникающих в процессе

болезни, на отношение к болезни и защитную структуру больных алкоголизмом.

Провести экспериментально-психологическое исследование особенностей отношения к болезни у больных алкоголизмом.

Исследовать структуру и механизмы психологической защиты у больных алкоголизмом и их роль в формировании алкогольной ано-зогнозии.

Провести сравнительный анализ результатов клинико-психологического и экспериментально-психологического исследований,

с целью выделения основных факторов, влияющих на формирование отношения к болезни.

6. На основании учета своеобразия структуры механизмов
психологической защиты и отношения к болезни выделить критерии
повышения эффективности психологической коррекции в системе
комплексной терапии больных алкоголизмом.

5ї315_ноіизна. Впервые предпринята попытка экспериментально-психологического изучения взаимосвязей типов отношения к болезни и механизмов психологической защиты у больных алкоголизмом. При этом, впервые использован на больных алкоголизмом опросник для диагностики механизмов психологической защиты Life Style Index (LSI)(индекс жизненного стиля) (Plutchik R.,Keller-man H., Conte H.,1979) и выявлена специфичность стиля защитного реагирования больных алкоголизмом по-сравнению со здоровыми испытуемыми. Также впервые проведена экспериментально-психологическая оценка влияния интеллектуально-мнестических нарушений, выявленных с помощью патопсихологических методик, на выраженность алкогольной анозогнозии у больных алкоголизмом.

Практическая_значшость_и_реализация_ре вания. Проведенное исследование позволило с одной стороны оценить влияние интеллектуально-мнестических нарушений, возникающих в процессе болезни на формирование отношения к болезни у больных алкоголизмом, а с другой стороны выделить характеристики участвующие в формировании этого отношения. В связи с этим оказалось возможным оценить значение ряда исследованных признаков для нужд психодиагностики и психотерапии. Так, использование при психологическом исследовании методики «Тип отношения к болезни» (ТОБОЛ) дает возможность не только оценить особенности сформированного типа отношения к болезни, который может быть как относительно благоприятным так и неблагоприятным, но и характер трудностей, которые в связи с этим могут возникать при психотерапевтическом воздействии. Данные методики LSI дополняют картину личностных особенностей пациента характеристиками стиля его защитного реагирования, которые также рекомендуется использовать в процессе психотерапии больных алкоголизмом. Кроме того, методику LSI можно использовать с той же целью в психодиагностической работе со здоровыми испытуемыми и больными других нозологических категорий.

На основе данного диссертационного исследования написаны 4 статьи, а также сделан доклад на заседании секции наркологии Санкт-Петербургского Российского медицинского общества психиатров.

Нв_ЗІШЙЇї_втосятся_слвдаю^ив_положения: 1. Наличие интеллектуально-мнестических нарушений,выявляемых с помощью экспериментально-психологических методик, в рамках психоорганического синдрома у больных алкоголизмом 2 стадии не

является фактором оказывающим влияние на выраженность алкогольной анозогнозии.

Отрицание болезни у больных алкоголизмом несет в себе функцию защиты «Я» и является частью общей структуры отношения к болезни. Выраженность отрицания уменьшается по мере течения болезни.

Отношение к болезни в целом формируется в соответствии с наличием или отсутствием аффективно-волевых нарушений и премор-бидных черт личности.

Основны представления о механизмах психологической защиты

Подавляющую часть современной литературы, посвященной проблеме защитных механизмов составляют работы в которых защитные механизмы рассматриваются с теоретических позиций. Значительная часть из них посвящена попыткам систематизации и классификации. Меньшую часть составляют работы изучающие взаимосвязь между защитными механизмами и особенностями личности, а также психотерапевтическим на них воздействии. Исследования посвященные возможности психодиагностической оценки выраженности тех или иных механизмов защиты незначительны. В этой главе будет рассмотрена литература по всем этим направлениям.

Исследование механизмов психологической защиты осуществлялось с двух достаточно различных позиций — в психотерапии (в рамках психоанализа и с близких к психоанализу позиций), и в психологии (в основном в когнитивистской и психологии мотиваци и деятельности).

Впервые термин «защита» (defense) появился в 1884 году в работе S.Freud «Neuro-Psychoses of Defence» и разрабатывался в этой и нескольких последующих работах . В них он описывался как способ борьбы «Я» против болезненных и невыносимых идей и аффектов. Позже Freud от этого термина отказался и он был заменен термином «вытеснение» (repression). В приложении к «Торможению, симптомам и тревоге» (1926) Freud вернулся к старой концепции защиты, при этом определил ее как «главное определение для всех способов, которые «Я» использует в конфликте, который может привести к неврозу». Термин вытеснение был сохранен для обозначения специального метода защиты, который обслуживает те же самые цели, что и другие защитные механизмы, а именно «охрана «Я» против инстинктивных требований».

Дальнейшее рассмотрение механизмов защиты связано с ревизией психоанализа и работами A.Freud и К.Homey . A.Freud изучению механизмов защиты отводит одну из главных ролей в своих исследованиях и в своей работе «Ego and the mechanisms of defense» (1937) описывает действие механизмов защиты, функциями которых является предохранение «Я» от: а) тревоги, обусловленной ростом инстинктивного напряжения; б) тревоги, обусловленной угрозами сверх-Я или в)реальной опасностью. Защита может выступать как против инстинктивных влечений так и против аффектов.

Влияние теорий психоанализа на западную психотерапию привело к тому, что термины защита и механизмы защиты в настоящее время используют почти все психотерапевтические школы, они включены во многие психиатрические словари и энциклопедии по патопсихологии. Однако ввиду того, что первоначальное определение защиты, которое было предложено S.Freud, и которое подразумевало защиту «Я» от угрозы «Оно» в настоящее время в своем полном значении не используется, большинство исследователей предлагают свои концепции защиты и ее механизмов в соответствии с теориями, последователями которых они являются. Отсутствие ясности в этом вопросе привело к существованию огромного числа описаний различных видов механизмов, попыткам различных классификаций, при этом часто под один заголовок включаются разнородные феномены.1

До сих пор среди клиницистов не существует единства в определении общего количества защитных механизмов. Например, A.Freud (1937) в своей монографии описывала около 15. В психиатрическом справочнике, опубликованном Американской ассоциацией псхиатров (Frazier S., 1975), перечислено 23 типа защиты, а в аналогичном справочнике H.Kaplan, J.Sadok (1988)- 11. В перечне защитных механизмов (Valllant G.,1986) их определено 21. Вместе с тем, при разнице в наименованиях тех или иных защитных механизмов, многие авторы подчеркивают широкое совпадение их значений и отсутствие отчетливых границ, отделяющих одну форму от другой (Freedman A.,Kaplan Н., Sadock В.,1975; Arieti S.,1974; Bellak L., Hurvich M., Gedlman N.,1973; Battlsta J.R., 1982; Bond M. et al.,1983; Valllant G.,1988)

В сущности, большинство классификаций защитных механизмов

— приложении 1 см.»Список определений различных механизмов защиты, описанных в цитируемой литературе строится исследователями на основании определенных теоретических концепций, которые в иерархии защитных механизмов тому или иному механизму отводят главенствующую роль. Таким наиболее значимым механизмом по A.Freud (1937) являеется вытеснение. A J.Grotateln (1981) и G.Sherwood (1981) отдают предпочтение расщеплению и проективной идентификации. Представители гипноанализа основное значение придают исследованиям регрессии (Шерток Л., 1982).

Следует отметить, что исследования механизмов психологической защиты проводились также в психологии с позиций теорий когнитивного диссонанса (Festlnger I., 1967; Трусов В.П., 1980), каузальной атрибуции (Хекхаузен X.,19866) и теорий самосознания (Савенко Ю.С, 1974). И несмотря на разницу этих подо-дов, существуют попытки объединения психологического и психоди-намического изучения природы защитных механизмов (Gillett Е., 1994).

Ряд отечественных исследователей также предлагают свои концепции защитных механизмов, к ним относятся классификации Ф.Е.Василюка (1984), Ф.Б.Березина (1983,1988), концепция В.В.Столина (1983 ) о конфликтных смыслах «Я». Свои теории, связывающие действие механизмов психологической защиты с функциональной ассиметрией мозга и межполушарной интеграцией предлагают физиологи (Костандов Э.А.,1983; Ротенберг В.С,1989; Tomarken A.J.,Davidson R.J.,1994; Waldinger M.,Van Streln J., 1995).

Экспериментально-психологические методы исследования

По этой схеме критика к болезни считалась: полной, если у больного отмечались безоговорочное принятие факта заболевания алкоголизмом и адекватная оценка связи соответствующих медицинских, психологических и социальных проблем с алкоголизмом; частичной, при признании себя больным в порядке уступки врачу, окружающим, с тенденцией отнести часть создаваемых алкоголизмом проблем на счет других обстоятельств и попытками оправдать пьянство различными провоцирующими моментами.При этом, отмечаются готовность отнести к разряду болезненных лишь часть патологических проявлений (соматических, психопатологических) и недооценка конкретных социальных последствий алкоголизма; отсутствующей в случае отрицания болезни и нежелании или неспособности анализировать характер имеющихся болезненных симптомов и их связь со злоупотреблением алкоголем. Установка на трезвость считалась убедительной при осознанном желании вести трезвую жизнь с пониманием сложности проблемы и готовностью решать эти проблемы; формальной, при декларировании желания вести трезвую жизнь без попыток обдумывания связанных с этим проблем и понимания своей роли в их решении; отсутствующей, когда выявлено намерение «пить как все»; а при выписке за нарушение режима -отсутствие критики к употреблению алкогольного напитка, допущенного в период пребывания в отделении.

У обследованных больных полная критика к болезни наблюдалась у 18,7% пациентов,частичная у 79,1% и отсутствующая у 2,2% исследованных больных. Установка на трезвость, при этом у 56% больных была твердой, у 42,9% формальной и у 1,1% ее не было вовсе.

Математико-статистический анализ данных клинико-психологического и экспериментально-психологического исследований осуществлялся с помощью «Медицинской исследовательской автоматизированной системой»(«Мидас») созданной сотрудниками лаборатории медико-психологических исследований ВНИИ Пульмонологии А.А.Лаврушиным, Б.В.Горевым и М.И.Лихтаревым.

Клинико-психологический метод был использован для изучения как преморбидных так и морбидных личностных и клинических ха рактеристик больных алкоголизмом. Он применялся в форме под робной беседы, направленной на сбор клинического и психологического анамнеза болезни (Анастази А., 19826; Кабанов М.М., Личко А.Е.,Смирнов В.М.,1983 и др.) и метода судей (Ядов В.А.,1972), с помощью которого оценивались некоторые клинические параметры, отражающие течение болезни. Клинико-психологическому анализу подверглись следующие характеристики:

Отражающие особенности течения болезни- тип течения (мало прогредиентный — формирование ААС более 15 лет, умеренно-про гредиентный-формирование ААС от 6 до 15 лет.выраженно-прогре диентный-формирование ААС в течение 6 лет, злокачественный-формирование ААС от 1 года до 3 лет) ( по данным Ураков И.Г., Куликов В.В., 1977; Энтин Г.М., 1979), форма пьянства в нас тоящее время (постоянная, перемежающаяся, псевдозапойная, за пойная); б)динамические и статические характеристики — возраст,возраст начала систематической алкоголизации, возраст завершения форми рования ААС, число предшествующих госпитализаций, длительность ремиссий в прошлом, длительность ремиссии после настоящего обследования;

в)заболевания, влияющие на формирование психоорганического синд рома — наличие в прошлом черепно-мозговых травм, нейроинфекций, судорожных проявлений в рамках алкоголизма, алкогольных психозов, церебральных сосудистых кризов и др.; г)характеристики личности и особенности аффективной сферы -личностные девиации в преморбиде (отсутствуют, акцентуация, психопатия), конституционально-личностный тип (астенический, гипертимный, шизоидный, эпилептодиный, истероидный, неустойчивый, паранойяльный, смешанный), тип изменений личности (астенический, психопатоподобный, психоорганический).аффективные нарушения (тревога, внутреннее напряжение, снижение настроения, дисфория, апатия, эйфория, дистимия). (Эти параметры также оценивались и фиксировались лечащими врачами), д)оценка отношения больных к болезни — осуществлялась по двум критериям — критика к болезни и установка на трезвость. Оценивание критики к болезни и установки на трезвость проводилось по 3-х балльной шкале (критика к болезни:полная — 1 балл, частичная — 2 балла,отсутствует — 3 балла; установка на трезвость:твердая — 1 балл, формальная — 2 балла, отсутствует — 3 балла). При этом под полной критикой к болезни понималось, что у больного сформировано представление о том, что у него есть клинические признаки алкоголизма как болезни и понимание необходимости полного воздержания от употребления спиртного. Данные клинико-психологического исследования фиксировались в разработанной в отделении лечения алкоголизма института им. В.М.Бехтерева формализованной истории болезни («Прогностическая карта ремиссии при алкоголизме») (Ерышев О.Ф., Рыбакова Т.Г., Балашова Т.Н., Дубинина Л.А.,1990). В качестве экспертов выступали лечащие врачи. Их оценка основывалась на беседах с больными, наблюдении за их поведением в отделении, сведениях полученных от родственников, предшествующей медицинской документации. Используемые в работе экспериментально-психологические метода были направлены на исследование интеллектуально-мнести-ческих расстройств с целью выделения психоорганическиго синдрома, мотивации потребления алкоголя, типа отношения к болезни и защитной структуры личности.

Исследование особенностей интеллектуаль-но-мнестической деятельности

При сравнении данных экспериментального изучения кратковременной памяти слуховой модальности с помощью методики «Запоминание 10 слов» также было выявлено значительно сокращение объема памяти у исследованных больных. Так, в среднем по группе больные запоминали 8,43 слов с 5 предъявлений, тогда как нормальным считается запоминание 10 слов с 4-5 предъявлений (р 0,01) (Блейхер В.М.,Крук И.В.,1986), а вообще 10 слов (с 10 предъявлений) смогли запомнить только 61,2% больных.

Т.о. результаты исследования, направленного на оценку состояния интеллектуально-мнестических функций у больных алкоголизмом на момент обследования выявило значительные отклонения показателей как зрительной, так и слухо-речевой памяти от нормативных. Помимо этого, у значительной части больных были выявлены нарушения зрительно-моторной координации. Несмотря на различие модальностей исследованных психических процессов,выявленные корреляционные связи между результатами этих трех методик свидетельствуют о том, что указанные нарушения в основе своей едины. Так, была выявлена прямая зависимость между суммой ошибок при запоминании геометрических фигур по Бентон-тесту и величиной ошибок выполнения заданий по Бендер-тесту (г=0,25, р 0,05), а также с колличеством предъявлений, необходимым для запоминания 10 слов (г=0,23, р 0,05). При этом следует отметить, что большинство обследуемых в процессе лечения получали препараты стимулирующие интеллвктуально-мнестичвские функции (ноотропные препараты). В связи с этим, результаты этого исследования свидетельствуют о том, что нарушения ряда интеллектуальных функций у больных во 2 стадии алкоголизма уже значительно выходят за рамки нормы и только частично поддаются терапевтической коррекции.

Результаты исследования мотивации потребления алкоголя с помощью методики МПА по всей группе исследованных больных представлены в таблице 5 и рисунке 1. В диаграмме представлено процентное распределение суммарных балльных оценок мотивов потребления алкоголя по группам: социально-психологические, личностно-психологические и собственно алкогольные мотивы.

Из рисунка 1 видно,что в целом по группе у больных преобладают мотивы социально-психологические и личноетно-психологические, собственно алкогольные мотивы представлены значительно меньше.

Распределение типов мотивов внутри этих подгрупп (табл.5), показывает, что наиболее высокие средние значения имеются по шкалам традиционных, гедонистических и атарактических мотивов; собственно алкогольные мотивы представлены в основном «похмельной» мотивацией. Такое распределение мотивов в общей структуре мотивации потребления алкоголя по данным автора методики (Завьялов В.Ю., 1988) является типичным для больных алкоголизмом и отражает общую мотивационную структуру этого потреб-Табл.Б. Средние значения балльных оценок мотивов потребления алкоголя по всей группе исследованных больных на данном этапе заболевания. В целом данные отражают высокий уровень мотивации приема алкоголя за счет личностных потребностей, реализующихся при «посредничестве» алкоголя, которые маскируются традициями и «питейными обычаями».

Сравнение этих результатов с некоторыми клиническими признаками показало следующее. Не было выявлено никаких различий между средними значениями балльных оценок, сравниваемых по типам течения болезни. Сравнение же подгрупп с различной скоростью формирования ААС продемонстрировало большую выраженность аддик-тивных мотивов в подгруппе с наибольшей скоростью формирования ААС (5,8 баллов, при скорости формирования ААС менее чем за 4 года и 3,8 баллов, при скорости формирования ААС более чем за 8 лет), что закономерно отражает влияние выраженного влечения к алкоголю на скорость формирования ААС.

При сравнении подгрупп с различной формой пьянства мотивами потребления алкоголя значимо различающими эти подгруппы оказались субмиссивные (отражают подверженность влиянию давления оказываемого в референтной группе), которые наибольших величин достигли в подгруппе с непостоянным пьянством (9,0) по-сравнению с остальными подгруппами (постоянная форма 6,8, псевдозапойная 5,5, запойная 5,3) (р 0,01). Последнее свидетельствует по-видимому о том, что непостоянная форма пьянстєа, является более доброкачественным вариантом течения болезни и поэтому в ней в большей степени, чем в остальных представлена группа социально-психологических мотивов, тогда как более тяжелые формы — постоянная и запойная — больше связаны с личностно-психологическими и собственно алкогольными мотивами.

В процессе исследования была выявлена также зависимость мотивации потребления алкоголя от длительности заболевания и числа госпитализаций. Результаты сравнений по этим признакам отражены в таблицах 6 и 7.

Анализ общих взаимосвязи между результатами психологических методик

У пациентов с ремиссией менее года (сорвавшихся в течение года после обследования) ведущим в профиле был сенситивный тип. У них же отмечено преобладание тревожного и ипохондрического типов. Т.о. больные со стенич-ным, упорным отношением к работе, находящие для себя в ней лекарство от болезни тем самым способны более длительно сохранять трезвость. И наоборот, пациенты не способные с помощью работы отвлекаться от своих проблем, во главу угла ставящие мнение окружающих о себе и своей болезни, мнительные, тревожные, не верящие в возможность благоприятного исхода имеют меньше шансов на длительную ремиссию. При этом обращает на себя внимание, что величина анозогнозического типа и в том и в другом случае не попала в диагностическую зону, поэтому этот тип не диагностировался. Т.о. можно предположить, что выраженность анозогнозического типа не относится к признакам, обладающим первостепенной важностью при прогнозировании длительности ремиссии.

Как уже было сказано, помимо показателей, отражающих динамику течения болезни, у пациентов клинически оценивались и такие признаки как наличие аффективной патологии и изменений личности, как преморбидных,так и наступивших в результате болезни.

Результаты сравнения суммарных оценок диагностических коэффициентов в зависимости от наличия личностных девиаций в премор-биде не показало каких-либо зависимостей между наличием или отсутствием у пациентов акцентуаций характера и типом отношения к болезни. Распределение оценок у указанных подгрупп было практически одинаковым. Напротив, данных ТОБОЛ в зависимости Как видно из таблицы, наибольшие изменения наблюдаются у пациентов с расстройствами личности, типичными для психоорганического синдрома, которые резко отличаются как от пациентов, с психопатоподобными и астеническими личностными нарушениями, так и от пациентов, у которых личностные изменения отсутствуют вовсе. Так, пациенты с психооргаыическими расстройствами имеют наименьшую суммарную оценку по 1 блоку типов отношения (Г,Э,3 типы отношения), характеризующемуся отсутствием социальной дезадаптации в связи с болезнью. Напротив типы 2 блока, т.е. типы реагирования с интрапсихической направленностью: тревожный (Т), ипохондрический (И), неврастенический (Н), меланхолический (М) и апатический (А) оказались представлены в этой подгруппе в наибольшей степени. Результаты пациентов из двух других подгрупп: с астеническими и психопатоподобными расстройствами по этим показателям обнаруживают сходные результаты, отражающие большую эмоционально-аффективную вовлеченность в процесс адаптации к болезни. Так, величина суммарных диагностических коэффициентов по ИТИ типу отношения в подгруппе больных с психоорганическими нарушениями превышает эту же величину в подгруппе пациентов без личностных расстройств более чем в два раза. Аналогичная закономерность отмечается и по ипохондрическому, меланхолическому и апатическому типам. Из суммарных оценок 3 блока самые значитель-льные различия отмечаются по типам сенситивному, который достигает наибольших величин у пациентов с психоорганическими расстройствами личности и дисфорическому, величина которого превышает балльные оценки пациентов других подгрупп в два раза.

Таким образом, оказалось, что пациенты с психоорганичес-кими изменениями личности по данным методики ТОБОЛ наиболее отличаются от пациентов, у которых в клинике не отмечается личностных нарушений или отмечаемые расстройства квалифицируются как психопатоподобные или астенические. Это отличие характеризуется в основном наличием большей личностной дезадаптации в связи с болезнью у больных с психоорганическими изменениями личности по-сравнению с пациентами других подргупп.

Дополнительно в исследовании проводилась оценка наличия связей между выраженностью аффективных нарушений и результатами методики ТОБОЛ. Расстройства аффективной сферы оценивались врачами по следующим градациям: отсутствие расстройств,умеренно-выраженные и значительно-выраженные по таким параметрам как тревога, внутреннее напряжение, снижение настроения, дисфория, апатия, эйфория, дистимия. Т.к. по всей группе больных в процессе обследования было выявлено только 1-3 человека со значительно выраженными аффективными расстройствами, при статистическом анализе результаты пациентов со значительно-выраженными аффективными расстройствами не учитывались. Наиболее статистически значимые (р 0,05;р 0,01) результаты этого анализа показаны в табл.13.

Из таблицы 13 видно, что из тех типов отношения к болезни, которые ранее были наиболее всего связаны с различными клиническими признаками (эргопатический, сенситивный и тревожный) оказались зависимы от аффективных нарушений только анозогнозический и тревожный типы. При этом, выраженность этих типов была непосредственно и полярно связана с наличием в психическом статусе больных внутреннего напряжения.

Источники: http://studwood.ru/621636/sotsiologiya/puti_resheniya_problem_alkogolizma, http://www.studmed.ru/klubova-eb-otnoshenie-k-bolezni-i-mehanizmy-psihologicheskoy-zaschity-u-bolnyh-alkogolizmom_8ac2e2c8d04.html, http://www.dslib.net/farmakologia/otnoshenie-k-bolezni-i-mehanizmy-psihologicheskoj-zawity-u-bolnyh-alkogolizmom.html

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *